Статьи
Меню сайта


Форма входа



Категории раздела
Традиционное природопользование [1]
Экодом [3]
Энергосбережение [2]
Экообразование [2]
Здоровый образ жизни [1]
Экотехнологии [45]
Это актуально [6]
Взгляд в Историю [2]


Поиск


Друзья сайта
  • ИНФОРМАЦИОННОЕ АГЕНТСТВО ЗАПАД24
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz


  • Погода


    Статистика
    Яндекс.Метрика


    СайтЖизньНасекомых


    Приветствую Вас, Гость · RSS 26.06.2017, 22:05
    Главная » Статьи » Это актуально

    СВЕТЛОЕ БУДУЩЕЕ: Жизнь на ядерной помойке

    Очередная плохая экологическая новость для Красноярска - в 40 километрах от городской черты "Росатом" собирается построить ядерный могильник, в который планирует поместить радиоактивные отходы, равные 500 "чернобылям". Выбор атомной госкорпорации пал на Нижнеканский гранитоидный массив, расположенный рядом с поселком Кедровый в Березовском районе. Вначале там появится подземная  исследовательская лаборатория, а затем — полномасштабное хранилище.

     Большинство красноярцев и жителей края пока еще слабо представляют масштабы возможной экологической катастрофы. Однако, есть еще время разобраться в ситуации и однозначно отказать госкорпорации в реализации ее преступных планов.

     Кто помнит, как всё начиналось?

     Исследования по поиску места для строительства подземного могильника для радиоактивных отходов (РАО) производства Горно-химического комбината (ГХК) начались еще в 1993 году. Радиевый институт им. В.Г. Хлопина координировал работу целого коллектива специалистов, которые и отыскали два "перспективных", на их взгляд, участка - Итатский и Каменный, расположившиеся в живописном месте Березовского района рядом с детскими лагерями "Горный" и "Орбита".

     До поры до времени атомная корпорация медлила с принятием решения, но подготовительные маневры совершало расчетливо и методично. Все началось с того, что в 2006 году генеральным директором ГХК стал Петр Гаврилов, который, в отличие от своего предшественника Василия Жидкова, оказался человеком, открытым для общения. Он ежегодно в неформальной обстановке встречался с приручаемыми журналистами, пиарился на страницах краевых изданий, проводил "прямые линии" с читателями. ГХК на долгие годы стал титульным спонсором Бала Прессы, проводимого под эгидой Союза Журналистов. Комбинат также выделил шесть миллионов рублей для на переоборудование в росатомовском фирменном стиле телестудии железногорского "Канала-12"... 

     Следующий шаг - в 2011 году Гаврилов становится депутатом Законодательного Собрания Красноярского края и получает возможность влиять на краевую власть, так сказать, уже непосредственно (как увидим, он этой возможностью ещё воспользуется).

     Ну, а после того как в край откровенно зачастил с визитами генеральный директор ГК "Росатом" Сергей Кириенко, запахло жареным. Так и случилось: летом 2012 года в Железногорске прошли общественные слушания на тему "Строительство первоочередных объектов окончательной изоляции радиоактивных отходов, включая проектно-изыскательские работы (Красноярский край, Нижнеканский массив)", которые закончились оглушительной победой сторонников возведения ядерного могильника: из 276 зарегистрировавшихся проект поддержали 179 человек, 12 проголосовали "против", 13 - "воздержались". Судьба 72 железногорцев, исчезнувших во время слушаний, до сих пор неизвестна. Прикормленные СМИ сухо констатировали факт...

     Последний же - юридический! - барьер на пути к строительству ядерного могильника атомщики смели легко и непринужденно. Для этого Петр Гаврилов пролоббировал поправки к краевому закону "О радиационной безопасности населения края", которые безо всякого обсуждения с общественностью и экологами 11 декабря 2012 года скоропостижно приняло Законодательное Собрание. Теперь ничто не мешает "Росатому" приступить к захораниванию на территории региона, в непосредственной близости от миллионного города сотен тысяч кубометров радиоактивных отходов. Если, конечно, общественность не проявит такую же сплоченность, как и при строительстве завода ферросплавов...

     Имитация единодушия

     Пару слов об общественных слушаниях, которые проходили в актовом зале Железногорской городской администрации в понедельник, 30 июля 2012 года в разгар рабочего дня. Вот что говорит Александр КОЛОТОВ, доцент Красноярского государственного педагогического университета им. В.П. Астафьева:

    «Железногорск остается закрытым городом с въездом только по спецпропускам. Любые слушания, место проведения которых огорожено колючей проволокой, по факту общественными не являются из-за ограничения доступа участников, не связанных с атомной промышленностью. Поэтому, как бы ни уверял в обратном "Росатом", полноценных общественных слушаний в Железногорске так и не случилось. В зале сидели практически одни работники ГХК, которые и имитировали широкую общественность. Считаю, что проблему безопасного хранения радиоактивных отходов несомненно надо решать. Но решения должны приниматься не келейно на территории ЗАТО, а в результате широкого общественного обсуждения с привлечением независимых от "Росатома" специалистов».

    Другой приём по манипулированию общественным мнением связан с фактической недоступностью основного документа, вынесенного на общественное обсуждение. «Оценка воздействия на окружающую среду» (ОВОС) раздавалась участникам непосредственно перед слушаниями исключительно на бумажном носителе. Тот же Александр Колотов задается вопросом:

    «Почему устроители мероприятия запретили копировать материалы ОВОС? И речь идет вовсе не о государственной тайне или о секретных технических разработках. На лицо явная и недвусмысленная попытка воспрепятствовать законному праву людей получить объективную и достоверную информацию о предполагаемом воздействии новых ядерных объектов "Росатома" на окружающую среду и здоровье человека».

     Про чё идет собрание?

     Собственно говоря, настало время объяснить, что происходит, произвести экскурс в историю и назвать действующих лиц и исполнителей. 

     Одна из главных проблем атомной энергетики - отработавшее ядерное топливо (ОЯТ), которое в реакторах на АЭС использовалось для получения тепла. ОЯТ изначально хранилось на АЭС в специальных емкостях, но со временем они заполнились до предела, и встал вопрос: а что делать дальше? Атомщики приняли решение перевозить ОЯТ с российских АЭС, а также из Болгарии и Украины, на ГХК, где оно хранится либо в «мокром» хранилище (водное охлаждение), либо в «сухом», где температуру тепловыделяющих сборок (ядерная реакция-то продолжается!) сбивают воздушной струей.

     Сейчас ГХК приступил к строительству опытно-демонстрационного центра (ОДЦ) по радиохимической переработке ОЯТ. На этом ОДЦ (срок запуска - начало 2016 года) будут отрабатываться технологии переработки ОЯТ, которые позволят выделить из него диоксиды урана и плутония для производства так называемого МОКС-топлива. При этом образовавшиеся радиоактивные отходы будут доводиться до твердого состояния и остекловываться. Так специалисты ГХК намереваются связать опасные вещества, чтобы не допустить их дальнейшего распространения. Остеклованные РАО будут запаивать в металлические бочки и вывозить за пределы Железногорска — в практически неохраняемый ядерный могильник рядом с поселком Кедровый, о котором, собственно, и идет речь.

     

    Выгребная яма всего мира

     Многочисленные исследования зарубежных ученых подтверждают одну несложную мысль: нет абсолютно безопасного способа хранения РАО. Строительство могильника в отложениях глины (Франция), каменной соли (Германия) или туфа (США) сопряжено со своими конкретными рисками. Швейцарцы, финны и шведы попробовали построить хранилище в толще гранита (такой же подход планируется осуществить под Красноярском) и пришли к выводу, что эта порода прочная и устойчивая. Но очень хрупкая и подверженная растрескиванию. Через трещины к захоронению могут просочиться грунтовые воды, что чревато их радиоактивным загрязнением.

     "У нас еще нет ни машин, ни технологий для щадящей выемки гранита, — говорит швейцарский геолог Маркос Бузер. — Пока его по старинке бурят или взрывают. После чего всегда остаются деформации». Целая сеть мелких трещин в толще породы. «Мы знаем это по опыту строительства горных туннелей. Через эти трещины может просачиваться вода».

     «Считается, что скандинавские проекты дают долговременную гарантию безопасности, — поясняет Герхард Йенч, немецкий геофизик и эксперт по экологической безопасности районов размещения хранилищ ядерных отходов, — но обеспечить ее должны не геологические свойства породы, а специальные медные контейнеры. Если же от влаги они проржавеют раньше расчетного срока, то возникнет серьезная проблема».

     На сегодняшний день в России эксплуатируются 10 атомных электростанций (32 энергоблока), в планах "Росатома" построить 26 новых энергоблоков и запустить шесть АЭС. Правительство России выделяет 4 миллиарда долларов на строительство АЭС "Аккую" в Турции. В перспективе - возведение атомных электростанций в Индии, Китае и Бангладеш. Причем ноу-хау команды Кириенко выглядит просто и незатейливо: "Росатом" готов забирать ОЯТ у зарубежных партнеров, перерабатывать его, а РАО при этом захоранивать... под Красноярском! Прибавьте к этому отработавшее ядерное топливо с российских АЭС. Плюс Украина и Болгария. За какие коврижки такое счастье достается красноярцам?

     Тем более что о безопасности, например, сейчас вообще никто даже не задумывается. Контролем занимаются Ростехнадзор, специальное подразделение «Росатома» и... сами железногорские атомщики. И деятельность «Росатома», как заявляет член Совета Федерации от Красноярского края Вячеслав Новиков, сейчас очень напоминает деятельность РАО «ЕЭС». Его недобросовестное отношение к безопасности, как известно, и привело к аварии на Саяно-Шушенской ГЭС.

     "Росатом" - это госкорпорация с серьёзной коммерческой частью. Возникает вопрос: а кто будет отвечать за последствия в случае аварии? Это ответственность государства, и ни в коем случае вопросы, связанные с безопасностью, нельзя передавать в руки коммерческих структур", - считает сенатор.

     Хождение в народ и обратно

     К счастью, в Красноярске остались еще люди, которым дороги идеалы демократии и радиационной безопасности. В конце марта этого года представители бессмертной партии "Яблоко" раздавали на улицах Красноярска "Ежовую газету", вышедшую под залихватским лозунгом "Ёж и медведя из берлоги прогонит!" На страницах издания матерый политик федерального уровня Сергей Митрохин клеймил позором "Росатом" и призывал не допустить строительства "ядерного могильника".

     Ну, а 25 апреля случилось вообще беспрецедентное событие: члены комиссии Красноярского горсовета по городскому самоуправлению посмели изучить возможность проведения слушаний «по вопросу строительства первоочередных объектов окончательной изоляции радиоактивных отходов».

     В ходе дискуссии выяснилось, что у горсовета отсутствует компетенция назначать общественные слушания по данному вопросу как в рамках закона Красноярского края "Об экологической безопасности и охране окружающей среды", так и в рамках иного законодательства, например, ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправ­ления". Более того - по краевому закону, ядерные отходы (в отличие от тех же ферросплавов) не считаются опасными.

     А к «опасным производственным объектам» краевой закон относит «объекты, на которых получаются, используются, перерабатываются, образуются, хранятся, транспортируются, уничтожаются опасные вещества в количествах, превышающих предельные», причем наименование и типы этих веществ регламентирует ФЗ "О промышленной безопасности опасных производственных объектов".

     А требования безопасности для объектов атомной энергетики регламентирует ФЗ "Об использовании атомной энергии", и таким образом эти объекты под действие закона края не подпадают.

     В итоге инициативу о слушаниях трусовато отклонили большинством голосов. Против такого решения проголосовал лишь Александр Глисков.

     Соглашение Кузнецов-Кириенко

     

    В начале 2012 года губернатор Красноярского края Лев Кузнецов и генеральный директор ГК «Росатом» Сергей Кириенко подписали соглашение, которое должно обеспечить устойчивое социально-экономическое развитие закрытых территориальных образований — Железногорска и Зеленогорска. Естественно, главный акцент сделан на  развитие атомных предприятий - Горно-химического комбината и Электрохимического завода (ЭХЗ). В ближайшие годы на их развитие госкорпорация направит около 100 млрд рублей. Атомный руководитель пообещал опережающий рост заработной платы работников ГХК и ЭХЗ, а также увеличение налоговых отчислений в краевой бюджет. Край же прогарантировал дополнительное финансирование проектов развития социальной инфраструктуры атомных городов (в частности, строительство ледового корта на 300-500 зрителей в Железногорске). Заметим к слову, что Железногорская мэрия уже сейчас судорожно ищет деньги на содержание объекта после ввода его в эксплуатацию. Задача непростая, учитывая дефицит городского бюджета...

     Что же произошло в реальности? Комитет по бюджету и налоговой политике Законодательного Собрания края первым забил тревогу: краевой бюджет на 2012 год трещит по швам из-за резкого (в 1,8 раза!) снижения отчислений от прибыли ГХК. Все очень просто: "Росатом" в одностороннем порядке снизил нормативы рентабельности по хранению отработавшего ядерного топлива. А уже в Законе Красноярского края «О краевом бюджете на 2012 год и плановый период 2013-2014 годов» читаем: "При этом специальная экологическая программа края (объем финансирования - 84593 тыс. рублей - ред.) не была утверждена и в 2012 году проводилась работа по ее актуализации в федеральных органах исполнительной власти. В связи с этим в текущем году не ожидается поступление в краевой бюджет денежных средств в рамках данной программы. Таким образом, итоговое снижение доходов краевого бюджета в части средств, перечисляемых ФГУП «Горно-химический комбинат», в 2012 году составит 64044,9 тыс. рублей".

     Как вам разводилово? Кириенко направляет миллиарды на строительство потенциально опасных объектов в крае (типа завода по производству МОКС-топлива или ядерного могильника возле поселка Кедровый), предприятия "Росатома" снижают выплаты в региональный бюджет, а краевые власти, безропотно доверившись посылам московских гастролеров, планируют строительство никому не нужного ледового корта. А о жителях края никто и не вспоминает...

     Программа ради программы

     Вернемся на секунду к специальной экологической программе, финансирование которой приостановил ГХК. Для искоренения всех и всяческих иллюзий насчет действенности любого рода природоохранных мероприятий вчитаемся в выводы Счетной палаты Красноярского края при проверке эффективности использования средств краевого бюджета, предоставленных по краевой целевой программе «Реализация социально-экологических мероприятий в зоне наблюдения ФГУП «Горно-химический комбинат» на период 2007-2009 годы»:

    "Результатом контрольного мероприятия явилось выявление наличия ряда крупных нерешенных проблем, нарушений и недостатков в достижении целей программы...

    В целом, по итогам реализации программных мероприятий, направленных на обеспечение безопасности питьевого водоснабжения, с нарушениями было использовано 55805,1 тыс. руб., или 87,9% от средств, направленных на решение задач проектирования, строительства и реконструкции безопасных систем питьевого водоснабжения, расположенных в зоне наблюдения ФГУП «ГХК». Так, проектно-сметная документация разработана всего лишь для 14 источников питьевого водоснабжения из 36 предусмотренных Программой, при этом ни на один проект не было получено заключения государственной экспертизы... частично (32,7%) осуществлена реконструкция одного объекта питьевого водоснабжения (городские водозаборные сооружения, сооружения по обеззараживанию воды в Железногорске) из двух запланированных Программой.

    В ходе встречных проверок муниципальных образований края, которым были предоставлены субсидии на выполнение мероприятий в рамках Программы, установлены факты нарушений требований законодательства в части самовольного осуществления строительства объектов. Строительно-монтажные работы производились одновременно с разработкой ПСД, без наличия положительного заключения государственной экспертизы, разрешений на строительство. Кроме того, к выполнению работ допускались подрядчики, не имеющие лицензий на право их проведения, что в целом привело к неправомерному расходованию средств краевого бюджета в сумме 39084,4 тыс. руб. (61,5% от средств, направленных на строительство безопасных систем питьевого водоснабжения).

    Установлены факты приобретения некачественного медицинского оборудования, приобретенного министерством здравоохранения края в рамках реализуемой Программы и переданного в муниципальную собственность.

    Отмечено, что главными распорядителями средств не осуществлялся контроль за эффективным и целевым использованием средств краевого бюджета путем проведения выездных проверок на объекты".

    Иными словами: воровство, распил и безответственность. А ведь так будет и впредь!..

     Зеркальце и бусы

     Подведем итоги. Петр Гаврилов страстно мечтает о мировом лидерстве ГХК в плане замыкания ядерного топливного цикла. О чём говорит при каждом удобном случае. Но прежде чем крикнуть «Вперёд, Россия!», давайте переведём на понятный язык слова генерального директора комбината. И получится буквально следующее:

     «В Красноярский край во всё возрастающих масштабах будут отправляться составы с ОЯТ с российских и зарубежных (построенных по российским технологиям) АЭС. После регенерации топливо опять будет возвращаться на АЭС, а радиоактивные отходы, появившиеся в процессе производства, направятся в ядерный могильник рядом с поселком Кедровый. И так — до бесконечности"... 

     В результате Москва подсчитывает баснословные барыши, Гаврилов и Кириенко получают прижизненную славу покорителей мира, а миллионный Красноярск становится заложником ядерных авантюр указанных господ... А как быть с угрозой террористического акта? Какова вероятность природной катастрофы? А что будет в случае производственной аварии? И главное — кто ответит за последствия? Вопросов больше, чем ответов.

     Отношение к Красноярскому краю как к колонии за последние десятилетия нисколько не изменилось. По-прежнему Москва воспринимает сибиряков как спившихся аборигенов, которым достаточно всучить зеркальце и бусы (читай — ледовый корт в закрытом городе), чтобы те на время успокоились.

     Более чем шестидесятилетняя история ГХК говорит об одном: верить атомщикам нельзя! Деятельность предприятия привела к тотальному загаживанию великой сибирской реки Енисей, почва и воздух заражены радионуклидами техногенного происхождения, а здоровье тысяч жителей края подорвано. При этом комбинат платит сущие гроши в краевой бюджет и продолжает вводить в заблуждение красноярцев насчет истинной опасности планируемого ядерного могильника. Доколе?

     Артем МАЛИШЕВСКИЙ.

      

    Категория: Это актуально | Добавил: korso (23.05.2013)
    Просмотров: 182 | Рейтинг: 0.0/0
    Бесплатный хостинг uCoz